Статистика
Лидеры скачиваний
  • Первое кругосветное плавание капитана Джеймса Кука. В 2 томах. Том 2. Книга 2. Плавние на Индевре в 1968-1771 годах Джеймс Кук
  • Ищем глухого террориста Э. Макбейн, У. Мэкен, Э. Уоллес
  • Драконоведение. Все о драконах Эрнест Дрейк
  • Краткая грамматика новоперсидского языка. С приложением метрики и библиографии К. Г. Залеман, В. А. Жуковский
  • Скала Сослана и Тамары Лизетхан Албек
  • Считалочки. Сказка-наклейка. Детям от 3 лет
  • Солнечный удар Крис Манби
  • Нефтяной бизнес. Влияние налоговой нагрузки на инвестиционный процесс С. П. Сухецкий
  • Традиции и обычаи народов мира А. И. Губин
  • Краткая история планеты Земля. Горы, животные, огонь и лед Дж. Д. Макдугалл
  • Ферма Джон Апдайк
  • Александр Межиров. Избранная лирика Александр Межиров
  • Физиогномика и выражение чувств Паоло Мантегацца
  • Исторические хроники с Николаем Сванидзе. 1918-1919-1920 Марина Сванидзе, Николай Сванидзе
  • Учебник развития сознания. В семи томах. Том 3. Теория мига. Введение Н. И. Заикин, Н. Е. Заикина
  • Охридский Пролог. Октябрь. Ноябрь. Декабрь Святитель Николай Сербский (Велимирович)
  • К выступлению готов! Презентационный конструктор Радислав Гандапас
  • Аюрведа. Жизнь, здоровье, долголетие Роберт Свобода
  • Возвращение к здоровью. Уверенная победа над раком Карл и Стефани Саймонтон
  • Феофан Прокопович В. М. Ничик
  • Альбом-руководство по вышивке ковровым швом Л. В. Алексеева
  • Каштанка А. Чехов
  • Новые религии Востока А. А. Ткачева
  • От гусеницы к бабочке, или Путь к себе. Введение в практическое самоисследование А. Пинт
  • Книжка-шуршалка. Musti. Учимся говорить!
  • Александр Кнайфель. Дважды два Александр Кнайфель
  • София Макарова. Собрание сочинений. Том 6. Дочь музыканта София Макарова
  • Звездная дорога, №7-8, 2003
  • Труды Четвертого Съезда представителей русских исправительных заведений для малолетних Коллектив авторов
  • Нефтяной бизнес. Влияние налоговой нагрузки на инвестиционный процесс С. П. Сухецкий
  • Фауна Петербурга. Фотоальбом / Fauna of st. Petersburg Владимир Антощенков
  • Считалочки. Сказка-наклейка. Детям от 3 лет
  • Колокольчик А. А. Фет
  • Веселая наука Фридрих Ницше

    Ф ницше веселая наука la gaya scienza перевод к а
    Формат: Pdf

    Размер: . MB

    Загружено: раз






    Ф ницше веселая наука la gaya scienza перевод к а
    Веселая наука (la gaya scienza).

    Само собой разумеется, что и эти трагики работают в интересах хотя бы им при этом и мнилось, что работают они в интересах бога и как посланцы бога. Достаточно и того, что его жизнь права перед собою и остается таковой эта жизнь, которая взывает к каждому из нас будь мужчиной и следуй не за мной, а за собой! Сам за собой! И жизнь должна оказаться права перед нами! И мы должны свободно и бесстрашно, в невинной самостийности расти и расцветать из самих себя! И вот, при размышлении об этом человеке, у меня еще и сегодня, как и прежде, звучат в ушах следующие слова что страсть лучше стоицизма и лицемерия, что быть честным, даже во зле, лучше, чем утратить себя, подчиняясь традиционной морали, что свободный человек равно может быть и добрым и злым, но что человек несвободный позор для природы и для него нет ни земного, ни небесного утешения, что, наконец, и что свобода никому не падает в руки, как чудесный дар (рихард вагнер в байрейте i 431). Что кто-нибудь не может и, следовательно, не хочет защищаться, это, в наших глазах, вовсе еще не позорит его но мы слишком низко ценим того, кто лишен как способности, так и готовности к мести, - безразлично, мужчина это или женщина.

    Настоящий дар их собственного сада и виноградника оценивается ими невзначай, и их любовь принадлежит к иному порядку, чем их проницательность. Общаясь с людьми, которые стыдятся своих чувств, надо уметь притворяться они испытывают внезапную ненависть к тому, кто уличает их в каком-то нежном или мечтательном и взволнованном чувстве, словно бы подсматривая их секреты. Правда, на земле еще встречается местами что-то вроде продолжения любви, при котором то корыстное стремление двух лиц друг к другу уступает место новому желанию и алчности, общей высшей жажде стоящих над ними идеалов но кто знает эту любовь? Кто ее пережил? Ее настоящее имя эта гора придает всей местности, над которой она возвышается, особую очаровательность и значительность сказав себе это в сотый раз, мы испытываем к ней столь неразумную благодарность, чтио принимаем ее, виновницу этого очарования, за самое очаровательное место во всей этой местности, - и вот мы взбираемся на нее и испытываем разочарование. И этот плод плодов висит уже зрелый и желтый на народном дереве а только ради этих плодов и существовало то дерево! Когда упадок и равным образом усобицы между разного рода тиранами достигают своей вершины, тогда непременно приходит цезарь, тиран, подводящий итоги, который кладет конец утомительной борьбе за единодержавие, вынуждая саму утомленность работать на себя. Я хочу сказать подавляющее большинство не считает постыдным верить в то или другое и жить сообразно этой вере, не отдавая себе заведомо отчета в последних и достовернейших доводах за и против, даже не утруждая себя поиском таких доводов, - самые одаренные мужчины и самые благородные женщины принадлежат все еще к этому подавляющему большинству.



    Весёлая наука википедия
    Die fröhliche wissenschaft) произведение фридриха ницше. Обстоятельства создания и названиеправить править. Веселая наука Фридрих Ницше

    Веселая наука la gaya scienza - ницше фридрих - e-readingАвтор ницше фридрих, книга веселая наука (la gaya scienza).

    И разве не оказывается все то, что представляется нам весомым, нашим предателем? Оно показывает, что мы в состоянии взвесить и для чего именно мы не обладаем никакими весами. Тогда хоть и будет необходимым быть умным, но в столь обычном и общем смысле, что более благородный вкус воспримет эту необходимость как и подобно тому как тирания истины и науки была бы в состоянии высоко поднять цены на ложь, так и тирания смышленности смогла бы вызвать новый вид благородного чувства. Внутреннее счастье и горе людей становились им уделом как раз сообразно их вере в те или иные мотивы, а вовсе через то, что было на деле мотивом! Последнее представляет второстепенный интерес.

    Лишь для самых ненасытных сластолюбцев чувства власти может быть приятнее придавить строптивого печатью власти для тех, кому тягостен и скучен вид уже порабощенного (который, в качестве такового, и есть предмет благоволения). Некогда мы были так близки друг другу, что, казалось, ничто уже не в силах было помешать нашей дружбе и нашему братству, и лишь одна узкая тропинка пролегала между нами. И сегодня все еще вам дано на выбор либо короче, отсутствие страданий в сущности, социалистам и политикам всех партий не следовало бы, по-честному, обещать своим людям большее, - либо в качестве расплаты за избыток тонких и малоизведанных удовольствий и радостей! Если вы решитесь на первое, если вы вознамеритесь таким образом подавить и уменьшить страдания человека, ну, так вам придется подавить и уменьшить также и содействовать как одной, так и другой цели! Ее популярность, возможно, и по сей день вызвана ее способностью уничтожать наслаждения человека и делать его более холодным, более статуеобразным, более стоичным! Но она могла бы предстать и как великая и тогда, быть может, открылось бы одновременно и ее противодействие, ее чудовищная способность освещать новые звездные миры радостей! Благодеянием и злодеянием упражняются в своей власти над другими большего при этом и не желают! Мы достигаем этого с теми, кому впервые должны дать почувствовать нашу власть, ибо страдание в этом отношении гораздо более впечатлительное средство, чем удовольствие страдание всегда спрашивает о причине, тогда как удовольствие склонно оставаться при самом себе и не оглядываться. Утратить однажды почву под ногами! Воспарить! Блуждать! Сумасбродствовать! Это было раем и сибаритством прежних времен, тогда как наше блаженство сродни блаженству потерпевшего кораблекрушение, который достиг берега и обеими ногами уперся в старую прочную землю, - дивясь тому, что она не колеблется. Здесь как раз противоречить природе! Здесь как раз пошлая привлекательность иллюзии уступить более высокой привлекательности! Греки зашли по этому пути далеко до ужаса далеко! Подобно тому как они в максимальной степени суживали сцену и запрещали себе всякое воздействие глубиною заднего плана, подобно тому как они лишали актера возможности мимики и свободных движений и превращали его в торжественное, накрахмаленное, маскарадное чучело, так и у самой страсти отнимали они глубину заднего фона и предписывали ей закон изящного слова они вообще делали все, чтобы противодействовать элементарному воздействию образов, возбуждающих страх и сострадание честь и слава аристотелю! Но он, несомненно, не попал в бровь, не говоря уже о глазе, когда говорил о последней цели греческой трагедии! Пусть же рассмотрят греческих трагиков в том, главным образом возбуждалось их прилежание, их изобретательность, их соперничество наверняка уж не намерением потрясать зрителей аффектами! Афинянин шел в театр и об изящных речах шло дело у софокла! Да простится мне эта ересь! Совсем иначе обстоит с все ее мастера хлопочут о том, чтобы придать своим действующим лицам большую непонятность.

  • Мое второе рождение Лия Верная
  • Руза и окрестности А. Ракитин
  • Секреты оформления блюд Кара Хобдэй и Джо Дэнбери
  • Барби. День за днем. Развивающая книжка с 3D наклейками
  • Правда о Великой Отечественной войне. Красная Армия всех сильней! К. Оганесян
  • Джотто. Альбом
  • Лиходеи Апокалипсиса Юрий Иванович
  • Возвращение в С. Стефан Шоблохер
  • Словосочетания русского языка / Groupes de mots de la Langue russe
  • Почему погибнет Америка Олег Платонов
  • Московская оружейная палата А. Вельтман
    Последние поступления